Новости Афиша и репертуар Билеты О театре Закулисье
СЕГОДНЯ
23 мая
Ближайший спектакль
01 июня Игрушечный побег
Сегодня

Как Хазанов в любовницах запутался / Павел Подкладов

Поделиться:
03 августа
2003

"Еще задолго до спектакля близкие по духу работники этого театра предупреждали меня: не жди ничего серьезного, ибо это – обычная, простенькая комедия положений. Я приуныл: стало быть, думаю, будут орать, пялить одичалые глаза и беззастенчиво (pardon!) «хлопотать мордами». Таких примеров, к сожалению, на московской сцене – хоть отбавляй, а вот хороших комедий я не видел давно. Ведь комедию поставить – это, как говорится, не поле перейти? Попробуй, насмеши нашего избалованного зрителя, да еще сохрани при этом чувство меры и хороший вкус! Трушкин попробовал, сохранил и выиграл.

Театральный критик и обозреватель – человек в чем-то ущемленный. Он сидит в кресле, насупившись, и, держа на колене лист бумаги, норовит отыскать в спектакле то, по поводу чего можно будет потом всласть «оттянуться» в газете, журнале или на радио, продемонстрировав свой недюжинный талант и едкое чувство юмора. Но при этом критик, поверяя алгеброй гармонию, теряет для себя же самого что-то очень важное, и, прежде всего, непосредственность и свежесть восприятия зрелища. Так получилось и на этот раз: многие критики после спектакля Леонида Трушкина надули губки: фи, дурной вкус!

Автор этих строк, довольно часто солидаризируясь с критиками, на этот раз готов с открытым забралом «идти на вы». Потому что Трушкину своим спектаклем каким-то неведомым образом удалось пробудить в зрителе не просто гомерического хохотуна, а доброго и ласкового человека, сочувствующего приключениям милых и непоседливых героев. Режиссер вместе с популярными актерами создал удивительно непринужденную атмосферу, в которой и актеры, и их персонажи существуют легко, без всякого привычного для таких действ нажима. (Даже если вышеупомянутое качество и прорывается иногда, то оно, как ни странно, оказывается очень к месту). Порой возникает такое впечатление, что актеры элегантно и свободно танцуют какой-то общий танец, ценя при этом не только собственные «арабески», но и партнерские «прыжки» и «фуэтэ». И ни у кого не возникает желания «перетанцевать» друг друга, продемонстрировать свою удаль и мастерство. При этом команде Трушкина удалась редкая штука: они освоили достаточно сложную технику театра представления. Эта «обманка»: я – и внутри действия, и одновременно – над ним, – превращает спектакль не только в развеселый балаган, но и в настоящее театральное пиршество, которое оказывается по вкусу не только зрителям - гурманам, но и любителям простой «деревенской» пищи. И, что важнее всего, – доставляет колоссальное удовольствие самим участникам спектакля.

Трушкин своим спектаклем пытается пробиться к нашим душам, повадкам и нравам, закостеневшим в быте и повседневной суете. И говорит нам: радуйтесь каждому дню, шутке, внезапно свалившемуся на вас сюрпризу. И смейтесь, как дети, без оглядок на то, что по этому поводу «станет говорить княгиня Марья Алексевна».